http://otvetting.ru

Сколько еще у России осталось нефти

Прошедшая в Дохе 18-я международная конференция по безопасности и развитию ознаменовалась скандалом. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал Катар своим «вторым домом» (таковым эта страна для турок и является после того, как Эрдоган начал «крышевать» ее в конфликте с Саудовской Аравией) и, видимо, настолько почувствовал себя по-домашнему, что разоткровенничался о переговорах Трампа и Эрдогана на саммите G20 в Буэнос-Айресе. А точнее, рассказал о том, что американский президент готов пойти на важнейшие уступки турецкому коллеге ради нормализации двусторонних отношений.

Долгое время эти отношения отравлялись двумя факторами. Во-первых, делом Фетхуллаха Гюлена – влиятельнейшего турецкого проповедника, проживающего ныне в Пенсильвании. Некогда друг и соратник президента Турции, Гюлен в какой-то момент не просто прекратил поддерживать Эрдогана, но и, по мнению Анкары, стоял за попыткой организации госпереворота летом 2016 года. Поэтому для турецкого президента проповедник является не только политическим противником, но и личным врагом. Выдачи которого Эрдоган добивался долго – и вплоть до сегодняшнего дня безуспешно.

Ни администрация Обамы, ни администрация Трампа не соглашалась сдать Гюлена – безусловного авторитета в мусульманском мире, которого, по мнению Вашингтона, Анкара преследовала исключительно по политическим причинам.

Вторым фактором были сирийские курды. Получив после начала гражданской войны фактическую независимость, они, по мнению Эрдогана, занимаются терроризмом – то есть всячески поддерживают своих турецких собратьев в их борьбе за независимость от Анкары. А значит, угрожают территориальной целостности Турции.

Турецкий президент попытался решить эту угрозу своими силами, проведя две операции против сирийских курдов и захватив часть их территории – однако ввод войск на остальные земли осложнялся тем, что курдов поддерживают американцы. И не только поддерживают, но и держат свои воинские контингенты на их территории. А требования Эрдогана определиться, кто же является союзником США – Турция или «террористы», Вашингтон вплоть до сегодняшнего дня просто игнорировал, не желая сдавать важных союзников в Сирии из-за капризов союзника по НАТО.

Сейчас же ситуация якобы изменилась. По словам турецкого министра, Трамп решил пойти на уступки и сдать проповедника. Поводом, возможно, будут обвинения в уклонении от уплаты налогов, и Чавушоглу якобы видел материалы расследования ФБР на эту тему. Кроме того, Трамп – опять же, по словам Мевлюта Чавушоглу – «с пониманием» отнесся к намерению Турции «уничтожить террористов» возле своих границ. И вот уже Реджеп Эрдоган громогласно заявляет о готовности «в любой момент» начать военную операцию в Северной Сирии, добавляя, что жизни американских солдат на курдских территориях будут, безусловно, сохранены. Турецкие журналисты поясняют, что «любой момент» может состояться уже в начале 2019 года.

Официальный Вашингтон сам факт таких уступок отрицает. Получается, Мевлют Чавушоглу соврал?

С одной стороны, он действительно мог сказать правду – ведь сейчас Америка стала куда более внимательно слушать турецкие просьбы, а также с большей готовностью их выполнять. Мотивом к такому поведению вполне может быть желание не злить турецкого президента и не допустить излишнего крена Анкары в сторону Москвы (Эрдоган не зря ведь регулярно дает понять, что есть желание «пойти на север»), однако главной причиной все-таки стало дело Хашогджи.

Реджеп Эрдоган является главной силой, раскручивающей этот скандал – в том числе регулярно сливая в прессу новые пакеты доказательств вины лично Мухаммеда бин Салмана, полученных в ходе прослушки турецкого консульства. Вот Трамп (чьим личным союзником является саудовский кронпринц) и пытается задобрить Эрдогана, заключить с ним пакетную сделку и вывести Мухаммеда из-под удара.

Однако, с другой стороны, при всей важности персоны кронпринца уступать ради него в гюленовском и курдском вопросах было бы серьезной ошибкой со стороны Соединенных Штатов. Париж попросту не стоит мессы.

Так, вопрос о выдаче Гюлена имеет не только гуманитарное измерение (его можно было обойти, например, через высылку проповедника в третью страну, откуда его потом забрала бы Анкара), но и политическое. Фетхуллах Гюлен действительно обладает целой сетью сторонников в мусульманском мире (созданной в рамках сети учебных заведений, контролируемых проповедником), и этой сетью активно пользуется американская разведка. И если Гюлена живым выдать туркам, то они смогут вытянуть из него огромное количество данных о деятельности разведслужб США в арабском мире – данных, по сравнению с которыми дело Хашогджи может показаться досадной мелочью. Поэтому ЦРУ и АНБ категорически против выдачи проповедника Эрдогану – по крайней мере, живым.

Что же касается курдов, то они являются не просто важнейшими, а единственными серьезными союзниками США в сирийской гражданской войне. И их сдача может состояться лишь в том случае, если Америка решит выходить из Сирии.

Чавушоглу, конечно, говорит о том, что Трамп как раз заявил Эрдогану о намерении вывести американские войска – однако пока такое решение Вашингтон, судя по всему, не принял. Поскольку оно опять же должно быть привязано к еще более глобальному решению – прекратить конфликт с Ираном (с которым коалиция США – Израиль – Саудовская Аравия и ведет «войну на периферии» в Сирии). А Трамп такое решение однозначно не принял – скорее наоборот, он идет на обострение с Тегераном.

В результате Вашингтон оказался в состоянии стратегической патовой ситуации. Сам загнал себя в угол. Он не может отдать Гюлена туркам – и не может его не отдать. Он не может помогать курдам. И должен им помогать. 

Источник: vz.ru

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.