http://otvetting.ru

«Северный поток – 2» приближается к проблемной морской зоне

«Я не пытался показаться лучше, прыгнуть выше, нырнуть глубже. Оставаться самим собой – это важно не только в своих действиях. Надо быть честным и со своими партнерами – соперниками по команде», – рассказал газете ВЗГЛЯД победитель первого конкурса управленцев «Лидеры России» Андрей Рузанов. Он описал, что помогло ему добиться успеха в конкурсе.

Мы продолжаем рассказывать о победителях первого конкурса управленцев «Лидеры России». Дальневосточник Андрей Рузанов после победы получил предложение сменить не только кабинет, но и регион. Из Хабаровска, где Андрей был заместителем директора филиала ПАО «Ростелеком», он переехал в Южно-Сахалинск, чтобы возглавить региональный филиал компании.

О том, как проходил конкурс и что было необходимо сделать для победы, Андрей Рузанов рассказал газете ВЗГЛЯД.

ВЗГЛЯД: Как получилось, что вы пошли на этот конкурс?

Андрей Рузанов: У меня не стоял вопрос «идти или не идти», когда я узнал о том, что он будет проводиться. И дело не в победе – на которую я абсолютно не рассчитывал. Я 15 лет участвовал в корпоративных программах развития внутри компании. Накануне конкурса закончил программу МВА, учился дистанционно. Объявление о том, что – вот, есть такой конкурс «Лидеры России», было для меня как нельзя кстати: появилась возможность проверить, к чему пришел, оценить себя. Это первая мотивация.

Вторая: единых стандартов в управленческом деле – таких, которые есть, к примеру, для металлических деталей в машиностроении – нет, они в любом случае имеют отличия в разных компаниях. В Росатоме свои требования к набору компетенций, в Роснано – свои, и далее по списку.

В «Лидерах России» можно себя оценить по другой шкале, сравнить себя с другими коллегами, работающими в разных сферах. Не хочется называть это лакмусовой бумагой, но возможность понять, чего тебе не хватает, где твои зоны развития, для меня очень ценна.

ВЗГЛЯД: Вы подались на конкурс. Что оказалось труднее всего на предварительном этапе?

А. Р.: Полагаю, первое задание, отсеявшее больше половины участников, подавших заявки – записать ролик. Оно было, с одной стороны, трудное. С другой стороны – скрипт написал на 1:20, а надо было уложиться в две минуты и ответить на три вопроса. Снимал дольше, и дублей было десятка полтора. Где-то собьешься на голосе. Где-то еще что-то.

Сами по себе тесты… Всегда считал себя человеком эрудированным. Первый тест на общую эрудицию особых проблем не вызвал. На пробном понял характер вопросов, повторил такие вещи, как горы с Востока на Запад.

ВЗГЛЯД: Я слился на математике.

А. Р.: Я считал всегда хорошо. Специально ее не готовил. Было прохождение вербальных и невербальных тестов. И здесь невозможно специально подготовиться. Просто есть навык быстро рассчитать и принять решение. Он мне помог.

Надо быстро и внимательно читать вопросы, быстро понять, как ты считаешь, делаешь выводы. Необходимо быстро анализировать информацию и находить ответ, поскольку тайминг там был очень жесткий. К следующим тестам – на управленческий потенциал – допускалось значительно меньше людей: от полутора до трех тысяч. Именно на их основании потом принимались решения о полуфиналистах.

ВЗГЛЯД: Что такое тест на управленческий потенциал?

А. Р.: Это достаточно объемный тест – около трех часов. Ты выбираешь ответы из разных ситуаций в бизнесе, жизни, во взаимоотношениях с людьми, коллега – коллега, руководитель – подчиненные.

ВЗГЛЯД: Там был только один правильный ответ?

А. Р.: Нет. В таких тестах правильных ответов нет в принципе. Вопросы – или варианты ответов, которые ты должен выбрать – повторялись часто в разных комбинациях. Методиками оценки, их разработкой занимаются специально подготовленные люди – думаю, это специалисты в области управления, психологии.

Эти тесты прошли в начале ноября 2017 года. О том, что вышел в полуфинал, я узнал через полторы недели. Если честно, то не ожидал. Прошел, порадовался за себя.

Дальше было самое главное – очное испытание, работа в командах.

Андрей Рузанов (фото: лидерыроссии.рф)

ВЗГЛЯД: Кто оказался в ваших командах?

А. Р.: Попадались абсолютно разные люди. Были представители госструктур – толковые ребята. Были индивидуальные предприниматели. Попался очень интересный человек – инноватор, работающий с блокчейном. Продолжаю общаться со многими, поддерживаю дружеские отношения с коллегами из нефтяных компаний с Сахалина.

ВЗГЛЯД: Вы нашли то, что искали – сравнения своего потенциала с тем, что могут они?

А. Р.: Какие-то детали подмечал. Там сложно оценить… Ты смотришь на подходы в решении поставленных перед командой задач. Это же конкурс, соревнование. В одной команде сошлось восемь состоявшихся людей. И здесь были самые большие сложности – что в финале, что в полуфинале. Бывали и напряженные ситуации при решении каких-то задач.

ВЗГЛЯД: Кто-то тянул одеяло на себя?

А. Р.: Да. Не слышал коллег, предлагаемые решения, тянул. Были люди, которые занимали позицию: «я против, я не согласен, почему мое мнение не принять…». Пройти по этому пути и остаться командой – это было самое сложное. В основном получалось.

ВЗГЛЯД: Какие задачи решали?

А. Р.: Мы строили высокий дом из листов бумаги, клея и скотча. Мы строили самолеты из той же бумаги. Мы презентовали свой регион – Дальний Восток. Команде выдали бумагу, пачку журналов, ножницы и скотч. Нужно было всей командой сделать коллаж. Решали, казалось бы, простые управленческие задачи, которые направлены на решение конфликта интересов. Они, пожалуй, были самые сложные – порождали конфликты как раз там, где команда должна была договориться и выдать свое решение.

ВЗГЛЯД: Например?

А. Р.: Разделить кабинеты между подразделениями. Ты – коммерческий директор, ты – технический, ты – «безопасник», ты – бухгалтер, ты – IT и дальше по списку. Задание было на время. За этот кейс давали дополнительные баллы. Кто быстрее мог договориться, тот получал баллы. Три команды получили.

ВЗГЛЯД: А ваша?

А. Р.: К сожалению, мы дольше договаривались. Один невнимательно прочитал задание. У каждого оно закрыто, показывать другим – нельзя. И все. Он занял свою позицию, и команда не могла долго договориться. Он счел, что его вариант лучше, что это приведет к результату. Итог – подвел всю команду. По времени мы сработали на грани фола. Успели, но…

Это был единственный подобный случай за весь конкурс. Дальше был режим ожидания. О том, что я попал в финал, узнал 30 декабря.

ВЗГЛЯД: Главный итог полуфиналов – это…

А. Р.: Отпустить ситуацию и делать, как привык делать. Оставаться самим собой. На мой взгляд, это было очень важно и тоже мне помогло: я не пытался показаться лучше, прыгнуть выше, нырнуть глубже. Оставаться самим собой – это важно не только в своих действиях. Надо быть честным и со своими партнерами – соперниками по команде.

ВЗГЛЯД: Итак, вам 30 декабря сообщили, что вы проходите в финал.

А. Р.: Реакция, как на подарок под елку была: «Вау-вау! Классно!» Из троих коллег с Дальнего Востока в финал вышли двое – это тоже отличный результат. Я и [директор филиала ПАО «Ростелеком»] Андрей Сун с Камчатки. Тут же все созвонились, переписывались потом с теми, кто не прошел в финал – с кем познакомился, с кем общаемся. Даже в новогоднюю ночь было сразу несколько чатов.

С финалом было посложнее. Если в полуфинал мы ехали как белый лист, то здесь заранее были даны предварительные задания.

ВЗГЛЯД: У вас какое?

А. Р.: Оно у всех было одинаковое: написать два эссе, подготовить урок на тему «Лидерство» для школьников. Сам выбираешь построение, структуру и все остальное. Если бы я регулярно занимался этими вещами, написанием эссе и проведением открытых уроков, тогда бы было легче. А так очень много сил потратил на подготовку.

ВЗГЛЯД: А эссе на какую тему?

А. Р.: Надо было написать о себе. Структуру давали. Нужно было ответить на 24 вопроса. Например: «Что тебя мотивировало?» «Как развивался?» – большой набор. Я это сделал, отправил.

Буквально за неделю перед финалом нам объявили: «Друзья, а теперь сформируйте команды, они будут устойчивы на протяжении всего финала». Всех пяти дней. 300 человек финалистов из разных регионов страны. По восемь–девять человек. Требование: нельзя больше трех человек из одного федерального округа, больше двух из одной компании.

У меня вопросов не возникло. Мы сразу состыковались с товарищем с Сахалина. К нам присоединился Андрей с Камчатки. Начали с другими регионами взаимодействовать. Народ по-разному подходил. Кто-то спрашивал: «А какое у вас портфолио, какие у вас успехи?»

ВЗГЛЯД: И такое было? Практически «покажите понты»?

А. Р.: Я бы не назвал это «понтами». Это имеющий право на жизнь подход, но мне он показался избыточным. Важно было в ходе общения эмоционально совпасть. И у нас получилась интересная команда. Двое из Иркутской области, двое из Вологды, один из Краснодара. И трое с Дальнего Востока.

ВЗГЛЯД: Что запомнилось из кейсов?

А. Р.: Мы работали с Сергеем Недорослевым, это глава группы компаний «Стан». Он нам дал кейс из практики – когда-то Сергей Георгиевич был одним из руководителей аэропорта Шереметьево.

«Как заставить пограничников на въезде улыбаться?» Ведь пересечение границы – это визитная карточка страны…

ВЗГЛЯД: …а пограничники тебе не подчинены.

А. Р.: Решения были разные. Тут и нематериальная мотивация, и возможность трудоустройства на другие работы по увольнении со службы. Пограничники – обычно жители населенных пунктов возле аэропортов, для которых найти работу – проблема: в Москву ездить далеко… Тут и участие пограничников в корпоративных мероприятиях аэропорта, чтобы была одна команда…

Вот этот набор мероприятий мы предложили. Наставник остался доволен. Сказал, что многое так и сделали, а остальное – то, что придумали мы – вполне можно было бы попробовать.

Самое интересное задание – все команды рисовали одну картину. У каждой был свой фрагмент, распечатка и место на картине. Мы искали, у кого есть смежные части – и складывалась картинка. У каждой команды был свой элемент, причем они были не рядом. Картину, понятно, брать с собой было нельзя. Мы находили смежные фрагменты в других командах, договаривались, прорисовывали на бумаге краской, совмещали элементы, подбирали цвета и только после переносили на картон. Итог – большая картина, где-то метров семь в ширину и четыре в высоту, которая состоит из маленьких элементов. Задача объединила все 300 человек, даже чуть больше – еще была команда наставников, и они тоже рисовали свой фрагмент. Все, включая Сергея Владиленовича Кириенко.

А в конце финальных испытаний мы строили скворечники и синичники. Интересное практическое задание. Это было классно. Нужно было организовать производство, соревнуясь на время и на количество. Меня поразило, что у нас в команде все желали крутить шурупы. Там распределялись роли: снабженец, руководитель проекта и сборщики. Я очень удивился, но тем не менее получилось так.

ВЗГЛЯД: Никто не хотел управлять?

А. Р.: Не знаю, как в других, но в нашей команде было так. Но мы быстро распределились и отработали эту задачу.

ВЗГЛЯД: Когда вы стали победителем, вы….

А. Р.: Честно говоря, видя уровень коллег, думал: ну вот, ты уже в трех сотнях – это класс. Это уже результат. Ты уже получил грант – миллион на обучение. Ты добился успеха, которого добились немногие, и он не иллюзорный. Поэтому я спокойно ждал, когда объявляли победителей. Их разделили на группы, приблизительно по 25 человек, и вызывали для награждения. В первой был один из нашей команды. Во второй – никого. В третьей – еще один, объявляли победителей по алфавиту. Я оказался в третьей группе, с коллегой по команде, я даже не ожидал. Думал: наверное, уже нет. Просто так сидел, наблюдал за процессом, радовался за коллег.

Когда услышал свою фамилию – растерялся. Потом буря эмоций.

Нам вручили на сцене соответствующий приз. И, собственно говоря, на этом конкурс закончился.

ВЗГЛЯД: Грант же. Вы на какие курсы его потратили?

А. Р.: Еще не использовал. У меня еще есть больше полугода на принятие решения. Подбираю специализированную управленческую программу – может, в Сколково или в ВШЭ. Личностное развитие, лидерские качества, коучинг…

ВЗГЛЯД: Зато перевод из Хабаровска в Южно-Сахалинск состоялся. Переезжать было тяжело?

А. Р.: Да нет, тут час самолетом. На самом деле понятно, что после победы ты становишься объектом внимания. Встречался с руководителем нашей компании [президентом ПАО «Ростелеком»] Осеевским Михаилом Эдуардовичем. Задавались вопросы: «Что ты ждешь, что дальше?» Поскольку я давно готовил себя к позиции руководителя регионального филиала, единственная просьба была – не хочу покидать Дальний Восток.

Я из Владивостока, в 2009 году переехал в Хабаровск, к ротации был готов всегда. Но оставаться внутри Дальнего Востока – это было приоритетным. Появилась возможность поехать на Сахалин. Я посоветовался с семьей и, не мучаясь долгими раздумьями, принял решение: ехать готов.

ВЗГЛЯД: Задачи совсем другие – не такие, как в Хабаровске?

А. Р.: В Хабаровске я был заместителем. Здесь я – руководитель. Задач просто стало в разы больше.

ВЗГЛЯД: Довольны?

А. Р.: Да.

Источник: vz.ru

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.