http://otvetting.ru

  Россия играет в Катаре на новой шахматной доске

Даже среди политологов, профессионально занимающихся международными отношениями, найдется не так много тех, кто без помощи Google без запинки ответит, что такое Межпарламентский союз (МПС, или в англоязычном варианте IPU). Да и те, кто ответит, скорее всего, впервые услышали об этой организации только в прошлом году, когда 139-й съезд МПС прошел в Санкт-Петербурге.

Между тем Межпарламентский союз – это старейшая из существующих ныне международных организаций мира. В далеком 1889 году – то есть ровно сто тридцать лет назад – ее создали депутат английского парламента Уильям Рэндал Кример и французский политик Фредерик Пасси. Вообще вторая половина 19-го века была временем, когда международные организации возникали, как грибы после летнего дождя – достаточно сказать, что те же Кример и Пасси стояли у истоков еще двух подобных союзов, Международной лиги мира и Международной арбитражной лиги. Но только МПС – последний реликт либерального интернационализма «века пара и электричества» – пережил не только своих создателей, но и их внуков.

Изначально МПС создавался как форум депутатов парламентов из «устоявшихся демократий», которые должны были встречаться на регулярной основе и обсуждать актуальные проблемы международной политики. Он поддерживал свободную торговлю и выступал арбитром в межгосударственных конфликтах.

И вплоть до того момента, когда на мировую сцену вышла и стала играть первую скрипку международная сверхорганизация – ООН, с этой задачей МПС справлялся достойно. Об этом красноречиво свидетельствует тот факт, что за период с 1901-го по 1927 год восемь (!) председателей МПС становились лауреатами Нобелевской премии мира. Для сравнения, за всю более чем семидесятилетнюю историю ООН такую премию получили только два ее генеральных секретаря – Даг Хаммаршельд и Кофи Аннан.

Членами МПС являются более 178 парламентов мира и 12 международных парламентских организаций, имеющих статус ассоциированных членов.  Все парламенты – члены Союза входят в одну из шести геополитических групп: Африканскую, Арабскую, Азиатско-Тихоокеанскую, группу «Евразия», Латиноамериканскую и группу «12+». Некоторые страны являются членами сразу двух групп: например, Канада и Австралия входят и в группу «12+», и в Азиатско-Тихоокеанскую. А вот отдельной Североамериканской геополитической группы в МПС нет, потому что Соединенные Штаты Америки в состав организации не входят. И это несмотря на то, что американцы стояли у истоков организации: на первом съезде МПС в 1889 году, прошедшем в парижском отеле «Континенталь», присутствовали делегаты от Конгресса США. Однако позже отношение Вашингтона к МПС резко изменилось.

«Сегодняшний МПС не имеет ничего общего с организацией, основанной Пасси и Кримером, – пишет, например, эксперт известной консервативной «фабрики мысли» Heritage Foundation Тед Бромунд. – Это печальное напоминание о том, как институты, созданные либеральными интернационалистами, были захвачены и извращены автократами и борцами с суверенитетом».

По мнению Бромунда, МПС сегодня «не имеет стандартов для членства, и поэтому в нем преобладают репрессивные и нелиберальные режимы; не преследует никакой серьезной цели, но предоставляет таким режимам возможность участвовать в признанном во всем мире форуме, что повышает их репутацию; является активным сторонником мер, ограничивающих суверенитет демократий и свободу слова». Из всего этого делается вывод: США не являются и не должны становиться членом МПС.

«Одного факта, что членами уважаемой организации якобы приверженной «установлению представительской демократии» являются такие страны, как Северная Корея, Венесуэла и Зимбабве, достаточно, чтобы осудить МПС», – считает Бромунд. Но это все лицемерие: в ООН представлены те же страны, что не мешает США использовать этот инструмент «ялтинского мира» в своих целях (хотя, справедливости ради, надо сказать, что ООН идеологи американской исключительности тоже считают вредным пережитком прошлого, от которого нужно поскорее избавиться).

Настоящая причина в другом: хотя в МПС представлены все 26 американских союзников по НАТО, «которые являются демократическими и респектабельными», это все старые члены Союза, участвовавшие еще в его создании. А новые члены, такие, как 88 делегаций Движения неприсоединения и 49 делегаций Организации исламских стран, имеют значительное численное превосходство. «Организации, слабо приверженные или вовсе не приверженные либеральным и демократическим ценностям, контролируют 94 из 154 мест в МПС!» – возмущается Бромунд.

И он по-своему прав, конечно. США, привыкшие к комфортной роли единственной сверхдержавы мира, в которой они пребывали с 1991 года и до недавнего времени, не считают нужным участвовать в форумах, где у них нет достаточного количества союзников. В этом, если говорить предельно грубо, и заключается вся суть идеологии атлантизма: мировой гегемон использует своих союзников (или вассалов) для легитимации выгодных ему решений.

Так работает подавляющее большинство «международных организаций», в которых преобладает атлантистский компонент: не только НАТО, но и ОБСЕ, ПАСЕ и т. д. Интересно, что Россия является членом последних двух организаций, несмотря на то, что находится там в явном меньшинстве, а в ПАСЕ даже лишена права голоса. Если бы Москва действовала по примеру Вашингтона, она уже давно вышла бы из структур, где у нее нет и в ближайшей перспективе не будет возможности сформировать влиятельную коалицию друзей и союзников. Однако российская внешняя политика, к добру или худу, руководствуется иными принципами.

140-я Ассамблея МПС, завершившаяся вчера в столице Катара Дохе, показывает, что Россия умело использует те инструменты международной политики, которые не могут или не хотят использовать США.

Только провинциальной завороженностью Западом, характерной для многих отечественных СМИ, можно объяснить то удивительное равнодушие, с которым они проигнорировали события, развернувшиеся в Дохе. Между тем в столице Катара российские делегаты дали настоящий бой противникам нашей страны – и одержали полную победу.

На первый взгляд, ничто не предвещало эпических сражений. Тема 140-й Ассамблеи звучит подчеркнуто нейтрально: «Парламенты как платформа для повышения уровня образования во имя мира, безопасности и верховенства закона». Казалось бы, о чем здесь спорить? Оказалось, есть о чем.

Спикер нижней палаты российского парламента Вячеслав Володин выступил с трибуны Ассамблеи с открытым обвинением США в дестабилизации международной обстановки. «Сегодня один из главных вызовов современности – подмена международного права единоличными решениями, – заявил он. – Далеко за примером ходить не надо – одним росчерком пера, в обход ООН, которая представлена на нашей конференции, и ее решений, президент США признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами. И без того хрупкий мир на Ближнем Востоке поставлен под угрозу разрушения».

Пример с Голанами Володин выбрал первым не случайно: вспомним, что в МПС представлено 49 делегаций Организации исламских стран. Затем пришел черед Венесуэлы:

«Двадцать лет прошло после натовских бомбардировок Белграда. За это время мы стали свидетелями войны в Ираке, разрушения государственности Ливии, попыток с помощью террористов свергнуть законное правительство в Сирии. Кто следующий? Венесуэла? США сделали все, чтобы подорвать венесуэльскую экономику: на счетах заблокированы, а фактически украдены 30 млрд долларов, принадлежащих народу этой страны, введены торговые санкции, организуются кибератаки на критическую инфраструктуру». 

О том, что вопрос о вмешательстве США в ситуацию в Венесуэле будет поднят на Ассамблее МПС в Дохе, спикер российского парламента говорил еще на прошлой неделе. Заявив, что действия США нарушают все основные международные правила и международное законодательство, Володин сообщил, что Россия намерена обратиться к парламентам других стран, чтобы они увидели объективную картину происходящего в Венесуэле. Обращение к парламентам особенно важно в контексте разворачивающегося в Венесуэле противостояния: самопровозглашенный «президент» Хуан Гуайдо был спикером Национальной ассамблеи этой страны.

И наконец Володин упомянул торговую войну, развернутую все теми же США и их союзниками против самого Катара, принимающего Ассамблею МПС. Стоит ли удивляться, что выступление российского спикера было встречено более чем благожелательно? Возмущаться могли бы только представители Конгресса США, но их как раз в зале не было, о чем Володин иронично пожалел в начале своего выступления («думаю, вы согласитесь, если бы перед нами выступили наши коллеги из Конгресса США, это был бы более интересный, важный разговор, потому многие вопросы, которые мы здесь будем с вами поднимать, относятся именно к этой стране»).

Однако битва не была бы битвой, если бы в зале все же не обнаружились «союзники» Вашингтона – это были делегаты украинской Верховной рады. В «лучших традициях» ПАСЕ украинские парламентарии обрушились на нашу делегацию со стандартными обвинениями в аннексии Крыма и агрессии на Донбассе. Тут-то в полной мере и проявилось отличие Международного парламентского союза от того же Совета Европы.

После выступления украинских делегатов слово взял председатель комитета по международным делам Госдумы РФ Леонид Слуцкий – и устроил нашим «друзьям» из Киева такой разнос, которого не слышали на площадках международных организаций со времен покойного Виталия Владимировича Чуркина.

«Именно со стороны Киева, вооруженных сил Украины, сегодня летят снаряды с надписями «Детям Донбасса» в сторону двух регионов Юго-Востока Украины, Донецка и Луганска. В этом нельзя упрекать Российскую Федерацию, наших Вооруженных сил никогда не было на этой территории», – заявил Слуцкий под аплодисменты зала. Честно говоря, именно такой риторики ожидаешь порой от представителей нашего МИДа, но чаще всего безуспешно.

Говоря о многочисленных нарушениях международного права со стороны США, спикер нижней палаты российского парламента отметил, что они создают «огромную угрозу глобальной безопасности, тому, что десятилетиями создавалось нашими странами, парламентами, президентами, народными избранниками». То есть фактически предупредил страны – члены МПС об опасности военного вмешательства со стороны США и их союзников, которая грозит всем без исключения: «Если кто-то думает, что это касается только Ближнего Востока, Северной Африки или отдельных стран Южной Америки, глубоко заблуждается. Это может коснуться абсолютно любой из стран, которые участвуют в Межпарламентском союзе».

Таким образом, проблема обозначена. Но что делать для ее решения?

«Мы работаем вместе над вопросами формирования принципиально новой будущей архитектуры безопасности в регионе Центральной и Южной Евразии, в том числе, конечно, и Персидского залива», – сообщил Леонид Слуцкий в интервью парламентскому телеканалу Дума.ТВ, отметив особую роль в этом процессе Катара.

Напомню, что именно Катар США выбрали «козлом отпущения» в регионе, сделав ставку на его конкурента – Саудовскую Аравию. Через два дня после визита Трампа в Эр-Рияд в 2017 году (это был его первый зарубежный визит) Саудовская Аравия и ее союзники разорвали дипломатические отношения с Катаром, как главным спонсором ИГИЛ*. И вряд ли можно счесть случайностью, что столицей, принимающей Ассамблею МПС, на которой США были подвергнуты жесточайшей критике, стала именно Доха.

Безусловно, одними лишь межпарламентскими контактами задачу создания новой архитектуры безопасности в регионе Персидского залива не решить. Для этого нужны совместные усилия МИДа, разведки, Минобороны, профильных институтов и экспертных центров, а главное – политическая воля руководства страны. Но верно и обратное – без эффективных связей между парламентами стран, участвующими в формировании такой структуры безопасности, добиться желаемого будет очень и очень сложно.

Ассамблея МПС в Дохе, помимо всего прочего, еще раз показала, что российский парламент успешно берет на себя многие функции, которые присущи больше внешнеполитическому ведомству, но по каким-то причинам игнорируются Смоленской площадью. Дело даже не в ощущении, что российская дипломатия слишком боится ненароком обидеть «уважаемых партнеров» – в конце концов, согласно старой шутке, язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли. Но вот идущая еще от первых постсоветских времен зацикленность на атлантистских организациях и форумах в ущерб тем, на которых представлены в большей степени страны «Третьего мира», точно не делает чести нашему МИДу.

Международная политика – это шахматы, но партии здесь играются сразу на многих досках. МПС – это как раз такая новая (хотя формально и очень старая) шахматная доска, сев за которую Россия получает возможность сыграть белыми.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

Источник: vz.ru

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.